Грамотная система

– Вода, – сказал попутчик, пожилой колхозник, который вместе со мной вышел из городской электрички.
Я оглянулся. Воды нигде не было.
– Где вода?
– Весной тут вода стоит. Аккурат посреди русла талых вод шагаем!
Никакого русла я не видел, везде были только обгорелые пеньки.
– Это у вас в голове русло, – пошутил я.
Колхозник ничего не ответил, только ускорил шаг.
Через полчаса мы подошли к нормальному, уже не горелому лесу, и остановились на перекур.
– Говоришь, память у тебя плохая? – сказал колхозник, доставая папиросы из солнца “Луч”.
– Нет, это у вас хорошая, – вежливо ответил я.
– У меня-то хорошая, а вот с тобой как? Угощайся.
Я взял из пачки овальную сигарету, раскурил ее, и спросил:
– А как со мной?
– Отгадай, ну-ка, загадку.
– Давайте.
– Снесла курочка восемьдесят четыре яичка. Потом пришла хозяйка и умножила их на тридцать четыре яичка. Сколько стало вообще яиц?
Я задумался.
Если раньше было восемьдесят четыре яичка, а потом пришла хозяйка, и помножила их на тридцать четыре, стало быть, восемьдесят на тридцать равно двадцать четыре без ноля, то есть двести сорок, а потом четыре умножить на четыре будет шестнадцать, двести сорок прибавить к шестнадцати, будет двести пятьдесят шесть.
– Двести пятьдесят шесть! Точно как во мне!
Я улыбнулся.
– Неверно, – сказал колхозник. – Ты умножил неправильно. Взял восемьдесят и помножил на тридцать, а потом взял отдельно четыре и помножил между собой.
– А как надо было?
– А надо было перекрестно и все сложить.
– Надо же, – сказал я.
– Получилось бы две тысячи восемьсот пятьдесят шесть.
– Значит, я неправильно посчитал.
– Памяти у тебя мало, вот так-то. Окна закрывать надо лишние.
– Чего вы докопались-то? Русла все равно не было.
– Просто ты его не увидел, – сказал колхозник, – у тебя памяти не хватило.
– Как это, не хватило?
– Если памяти маловато, мир видится совсем не так, как в грамотных системах.
– А вы типа грамотная система?
– Да, грамотная. Там, где другой видит уголь, я вижу листву.
Мне стало немного обидно. В общем-то, насрать на этого колхозника, но почему это он грамотная система, а я не грамотная? Ведь я позже выпущен. Кроме того, мне было немного завидно, что колхозник видит листву, а я вижу пни.
– А почему вы старый, а мощности в вас больше?
– Потому что у меня все к делу приспособлено. Я вот живу в лесу, и только его обрабатываю. А твой процессор хоть и навороченный, да занят обработкой дерьма.
Я опешил и выронил сигарету.
– Я занят обработкой дерьма?
– Да, ты занят такой обработкой, – ответил мне колхозник.
Ответил и, вот не сойти мне с этого места, исчез! Вместе со своим долбанутым плафоном.
– Эй! – крикнул я, – чего это такое, а?
Сначала вокруг меня стояла тишина, а потом я услышал шум воды. Где-то текла вода, ее было много, она надвигалась.
Тогда я, повинуясь подсознательному порыву, закрыл несколько окон и оглянулся на горелый лес. С ним было неблагополучно. Полупрозрачные валы накатывали на обгорелые пни, огибали их, и текли куда-то дальше, на восток.
Я лихорадочно принялся закрывать другие приложения, а после того как прикончил любимую стратегию, жрущую много ресурсов, ахнул: в горелом лесу царила настоящая весна.
Чавкая и пузырясь, талая вода несла грязевые потоки по опаленной земле, из пней вылезали зеленые ростки, а стайки кричащих птиц кружили над этим месивом, выхватывая из жижи вымытых червяков.
Я глянул под ноги: большая пупырчатая жаба сидела на сапоге и раздувала бока.
“Выползла, небось, из корней вон тех, – улыбнулся я, – как солнышко пригрело, так она и выползла”.
Я присел и погладил жабу мизинцем. Жаба вздрогнула и затаила дыхание, словно старая кошка, которой никогда не чесали подбородок.
Сколько раз я сам себе твердил: в этом мире все изначально было не так. Раньше я был все время скован чем-то, а теперь ощутил раздирающую свободу.
Я осторожно снял жабу с ноги, вытащил носовой платок, и аккуратно обернул животное в три слоя, чтобы раньше времени не упрыгала. Потом я вытащил из кармана перочинный ножик и принялся выкапывать ямку. Остановился только после того, как дошел до самой глины. Я аккуратно положил жабу на самое дно могилы, забросал землей, и плотно утрамбовал сапогом. Сверху я поставил красивый камушек.
Тут же еще и от операционной системы многое зависит.

2004