Сентябрь 2010. Часть III. Шуарсола

В дождливую погоду рыбалка затруднена – все подъезды к озерам раскисли и машина буксует. В этом случае следует ехать в Шуарсолу, там асфальтовая дорога приводит прямо на берег, точнее, на наклонные бетонные плиты запруды.

Едем по трассе.

Кому интересно – по прямой от Йошкар-Олы до Казани 126 км, до Чебоксар 67 км, до Кирова 243 км, до Сыктывкара 584 км, до Москвы 644 км, до Омска 1598 км. Реальный путь по дорогам или ЖД, конечно, длиннее. Например, между Казанью и Йошкар-Олой есть одноколейная железная дорога со старыми деревянными шпалами и ограничением 30-40 км. час, итого электричка идет почти 4 часа. На машине или маршрутке по трассе (весьма хорошей) – 2 часа 30 минут.

Сворачиваем с трассы на дорогу местного значения.

Дорога приводит к деревенскому пруду возле деревни Шуарсолы. Недостаток удобного подъезда в том, что многие приезжают сюда мыть машины, пускают грязь в воду, хлопают дверями и всячески мешают спокойно ловить рыбу.

Дорога огибает пруд и идет в деревню.

Вид на деревню.

Это наши удочки.

Теперь немного о поселении.

Шуарсола. Центр одноименной сельской администрации. Название получила от реки Шуарки. В середине деревни имеется родник, от него образовалась речка, которой дали название Изенер. Топоним Шуарсола сложился из двух слов: шуар — гидроним и сола — “селение, деревня”. В архивных документах за 1654 год в Яранском уезде отмечена Шуварская волость. Очевидно, в марийском языке когда-то было слово шувар — “песок”, что в топонимии стало обозначать песчаную реку.

На 1 января 2004 года в Шуарсоле имелось 44 хозяйства, проживали 133 человека по национальности мари. Разговаривают на марийском языке. Дома деревянные, крыши покрыты шифером и железом. Молиться ездят в церковь Рождества Пресвятой Богородицы села Семеновка. Распространенные фамилии — Ягодаровы, Мусановы, Семеновы, Смирновы. В деревне имеются дом культуры, библиотека, магазин, столовая, медпункт, есть водопровод, 10 телефонов. Деревня газифицирована с 1996 года. (c) 12rus.ru

Чуток зазумим.

В пруду полно смелых деревенских уток. Приходилось отгонять их от поплавков, чтобы не запутались в леске. Еще есть гуси (слева белая полоска на воде – стая гусей). Местная старушка долго зазывала гусей домой на марийском языке, разговаривала, пела, голосила – было очень интересно.

Вот, опять отогнали уток.



Приближался вечер. Мы перекусили чаем с бутербродами, выдав остатки рыболовной собаке из деревни. Карп не клевал, а вот плескался во всю – весомые рыбные туши выныривали на поверхность и грузно шлепались о воду. Говорят, когда рыба выскакивает, тогда она не ловится. Уже когда совсем стемнело, выловили двух карасей и пару ротанов. Котлеты потом получились ничего.

Солнце садилось за горизонт, пришел очень пьяный местный житель, попросил закурить. Посидел с нами минут десять и покачиваясь ушел, заявив на прощание, что он не рыбак. Приходил местный дедушка, говорил, что тут у него сеть.

Уже не было видно поплавков, а я все снимал и снимал закат.

То так…

…то эдак.

Потом мы смотали удочки и уехали домой. Красноватой точкой отмечено место нашей рыбалки.