Ягненок

Отбившегося от стада ягненка мы взяли к себе. Сначала он неловко бегал по половицам, но через месяц уже уверенно запрыгивал на кровати. Частенько, ранним утром, твердое копытце звонко щелкало по головам домочадцев!
– Мнэ, пора вставать! Кефиру! Мнэ…
У ягненка была черная узкая морда, широкие ноздри и смешные треугольные уши, как у нашего дворового пса Трезора.
Мы быстро привыкли к сорванцу, он стал всеобщим любимцем. Ягненок спал под бабушкиной кроватью, иногда похрапывал и гудел. Ночью проснешься, и слышно:
-У-у-у!
Дедушка, когда спит со слуховым аппаратом, бывает, от этого гуденья вскакивает. И кричит, что у него внутренне ухо воспалилось. Тогда мы со смехом объясняем дедушке, что у него не ухо воспалились, а ягненок гудит. Дед после этого долго не ложится, пьет на кухне чай с черемуховыми листьями и грозит пальцем под бабушкину кровать.
Нам стало казаться, что дедушка невзлюбил ягненка. Скоро наши подозрения оправдались. Оказывается, дед так и выжидал момента, чтобы сделать гадость маленькой овечке!
Бывало, заскочит ягненок на кровать к дедушке, подолбит того копытцем по лысине, а дедушка вовсе и не спит. Притворяется!
Подождет пока ягненок ему и левым копытцем, и правым постукает, а потом обиженно “мнэ” скажет? А дедушка цоп за язык! Тянет, значит, и приговаривает, – “ну что, овечка, сейчас ты у меня погудишь в час ночи!”
Хватает из-под подушки запасенную махорку и сыплет ягненку в пасть. Ягненок кашляет, а дедушка хохочет. Сколько раз бабки и тетки просили деда не делать так, а он крутит цигарку и улыбается, что, значит, пакость его удалась.
Так и рос ягненок.
Не раз дедушка предлагал перевести ягненка в овшенник к взрослым овцам, но бабушка была против. Ночи стояли холодные, а в овшеннике не было, в этом году, достаточного количества навоза, от прения которого становилось тепло и уютно.
Часто по ночам из овшенника неслись горестные вздохи мерзнущих овец. В такие моменты ягненок поднимал свои уши и вслушивался в ночную тишину. Чуял, наверное, что его место там, в хлеву.
Ягненок очень любил, когда за ним гоняются на велосипеде вокруг палисадника. Подойдет ко мне или брату, да копытцем в колено как лягнет!
– Поиграй, покатайся на велосипеде за мной!
Улыбнешься, бывало, (после того, как перестанешь прыгать, растирая коленную чашечку), сядешь за руль старенького “Урала”, и гоняешь за ним, часами! А стоит остановиться, прилечь в траву, чтобы перевести дух, ягненок тут как тут, подбежит и в голову копытцем стукнет! Вроде как говорит:
– Ну что ты лег, двуногий пенек? Мой братец однажды все-таки стукнул в ответ ягненка по лбу! Велосипедным гаечным ключом. Тот, что в комплекте к велосипеду прилагается под названием “Универсальный”. Ягненок взвился на полметра и побежал к бабушке, обиженно блея. Из карих выпуклых глаз текли слезы.
Ну и была ему взбучка! Обещали ко дню рождения купить килограмм овсяного печенья, но в наказание – ни черта не купили.
Бывало, что ягненок болел. Тогда печально было в доме. Ягненок, обожравшийся неспелого крыжовника, лежал посреди избы, изредка стонал и справлял нужду прямо на половицы. Тетка, собирая не переваренный крыжовник по всей хате, объясняла:
– Не ешьте залепухи! Сколько говорить!
Мы с братом помалкивали и грызли сушки по углам.
Ягненок очень любил мусолить мочалки. Не знаю, толи запах хвойного банного мыла, которым мылся дедушка, вызывал в нем этот непонятный азарт, или волосатая мочалка напоминала ему куцый хвостик мамы, за который так весело было теребить…
В общем, банный день всегда был для ягненка одним из любимых. Бывало, пойдет дедушка парится в баньку, а ягненок уже бежит! Прыгает на дедушку, рвет мочалку из рук. Нет, нет, да и не удержит дедушка банную принадлежность!
Тогда ягненок несется под горку, кидает мочалку на траву и, придерживая ее передними копытами, начинает жевать. Всю изорвет, наглотается длинных нитей и неделю после этого икает.
Однажды дедушка отхлестал ягненка смоченной в мыльном кипятке мочалкой… После этого ягненок уже не рвал принадлежность из рук дедушки, а затеял новую игру. Банька у нас находится на склоне, и спускаться нужно под горку.
Вот, идет, бывало, дедушка, осторожно, чтобы не упасть. А ягненок разбежится и под колени лбом.
Бодается, значит!
А дедушка кубарем летит, руки-ноги, руки-ноги! Мочалку из рук и упустит, не до неё. А ягненок тут как тут! Отыщет мочалку и жует, прикрывая глаза и довольно побулькивая. Тетки от умиления счастливо улыбаются и говорят:
– Какой смышленый!
А дедушка, кряхтя, доберется до баньки, запрется, хлещет себя березовым веником и кричит:
– Ну, етит, пролежни ему на голову, сволочь экая!
Еще ягненка недолюбливал Трезор. Бывало, вынесут ему кость, хорошую такую, с мясом! Трезор аккуратненько возьмет кость, уйдет под сиреневый куст, значит, чтоб не мешать никому и его, чтобы никто не беспокоил. Ляжет, кость прямо перед носом, полежит так минут пять, предвкушая, а потом неспешно грызть начинает.
А ягненку любопытно!
Подбежит, посмотрит, посмотрит, да и ляжет напротив собаки.
Однажды Трезор глодал особенно вкусную косточку, а ягненок как обычно лежал около собачьего носа, пялил свои круглые глаза на пса. И так надоело Трезору ягнячье любопытство, что он внезапно перестал грызть, отпустил кость, да укусил ягненка прямо за морду!
И хорошо, надо сказать, тяпнул!
Ягненок подпрыгнул, истерично заблеял и, путаясь в длинных, ногах, поскакал к бабушке.
После этого Трезору больше не давали вкусных косточек, а кормили только прошлогодними сушками.
Однажды ягненок подъел дедушкину пенсию, что лежала у него под матрасом. В ту ночь ягненок спал у дедушки под кроватью и заметил между досок разноцветные листочки. Он мусолил купюры всю ночь, а утром дедушка пошел в магазин, за беленькой.
Точнее, хотел пойти.
Когда выяснилось, куда делась пенсия, дедушка замкнулся в себе, стал часто ходить на реку и смотреть на воду… Иногда ночью дед звал во сне кого-то, вроде как мычал:
– Мууу-Муу!
Однажды, за завтраком, когда мы ели картофельное пюре с грибной подливкой, дедушка вдруг положил ложку на стол, оправил морщинистой рукой бороду, и сказал в потолок:
– Мясца бы…
Бабушка тяжело посмотрела на дедушку, но ничего не сказала. А мы с братцем только в зрелом возрасте поняли, отчего тогда разошлись дедушка с бабушкой.

1999